Главная » ИНФОЦЕНТР » Новости права » О правовых последствиях осознанной подачи иска против ненадлежащего ответчика в цепочке владения судном
29.10.2020

О правовых последствиях осознанной подачи иска против ненадлежащего ответчика в цепочке владения судном

В деле FIMBank plc v KCH Shipping Co Ltd (The 'Giant Ace') – QBD (Comm Ct) (Cockerill J) [2020] EWHC 1765 (Comm) суду пришлось оценивать разумность поведения истца, столкнувшегося с необходимостью подавать иск к участникам длинной цепочки чартеров судна «Giant Ace».

Судно имело зарегистрированного собственника, который передал его по демайз-чартеру Фрахтователю 1. Тот передал его в тайм-чартер Фрахтователю 2, который, в свою очередь, сдал судно в рейсовый чартер Фрахтователю 3.

По спорной перевозке, которую проводил Фрахтователь 1 по демайз-чартеру, груз был доставлен, но выдан без предъявления коносаментов. Банк, являвшийся держателем коносаментов, лишился груза и планировал подать иск о взыскании убытков. Коносаменты предусматривали применимость к ним условий договора чартера судна, а также оговорку об арбитраже в Лондоне. Срок исковой давности составлял 1 год.

Банк провел проверку в отношении судна, установив зарегистрированного собственника. Проверку наличия чартеров судна банк не проводил. Претензия была направлена банком собственнику, хотя ответчиком по требованиям из перевозки является Фрахтователь 1. Дополнительно, банк обратился с претензией к страховщикам судна, которые перенаправили ее тайм-чартерному фрахтователю судна (Фрахтователю 2). Фрахтователь 2 не имел сведений о том, что судно находится в демайз-чартере у Фрахтователя 1, полагая, что он является его собственником. Фрахтователь 2 не уведомил банк о том, что Фрахтователь 1 участвует в цепочке договоров, просто уведомив об ответственности «владельца», без указания наименования компании.

До истечения годичного срока исковой давности банк обратился в Фрахтователю 2 за организацией получения согласия «владельца» на продление срока, что разрешено по закону. Такое согласие было получено «от владельцев судна», но без указания конкретных лиц, выдавших его.

До истечения продленного срока исковой давности Фрахтователь 1, наконец, обратился к банку, уведомив их, что он является демайз-чартерным фрахтователем судна. Банк проигнорировал данную информацию, решив, что продление срока исковой давности получено не от Фрахтователя 1, а от зарегистрированного собственника судна. Против него банк и подал соответствующий иск о взыскании убытков, в том числе получив сведения, что ответственным за перевозку является Фрахтователь 1.

На тот момент годичный срок исковой давности по требованиям к зарегистрированному собственнику, если бы они и могли быть защищены, истек. Банк обратился в суд за продлением срока на подачу иска к Фрахтователю 1, но получил отказ.

Суд признал, что банк мог и должен был предусмотреть истечение срока исковой давности по иску именно к Фрахтователю 1, так как обязан был установить всю цепочку чартеров по делу. Более того, суд признал, что банк обладал сведениями о том, что Фрахтователь 1 может являться ответчиком по делу еще до истечения сроков исковой давности (после их продления), но все равно подал иск против зарегистрированного собственника.

Ссылка банка о том, что контрагенты и другие фрахтователи ввели его в заблуждение по поводу существования Фрахтователя 1, не принята судом. Отказ от расследования цепочки владения судном суд отнес на личную небрежность предстателей банка.

Основываясь на вышеизложенном, сложно переоценить важность установления надлежащего ответчика в делах морского транспорта и перевозки. Судно может находиться в цепочке самых разных договоров, и с учетом коротких сроков исковой давности истцам рекомендуется проводить полную проверку всех участников перевозки для установления реально ответственных лиц.

 

Старший партнер Жданова Виктория Дмитриевна

© Адвокатское бюро Санкт-Петербурга «Инмарин», 2020

Хотите получить консультацию?