Главная » ИНФОЦЕНТР » Новости » О критерии соразмерности обеспечительной меры в виде ареста судна морскому требованию
25.10.2018

О критерии соразмерности обеспечительной меры в виде ареста судна морскому требованию

Эксплуатация морских судов во все времена была сопряжена с разнообразными рисками (пиратство, аварии, бедствия) и значительными расходами на поддержание судна в мореходном и коммерческом состоянии (поставка топлива и оборудования, расходы на проведение ремонтных работ, страхование). Особенности эксплуатации морских судов обуславливают возникновение множества правоотношений, в которых участвует судовладелец. Например, между членами экипажа и судовладельцем имеют место трудовые отношения. Обязательства, возникающие в связи с заключением судовладельцем различных договоров (по снабжению судна топливом, поставке оборудования и материалов, договоров фрахтования и буксировки), связывают его с контрагентами из различных юрисдикций. Кроме того, судовладелец связан охранительными обязательствами с лицами, которым эксплуатацией судна причинен вред или ущерб.

Как показывает судебная практика по спорам, возникающим в сфере торгового мореплавания, не каждый судовладелец является добросовестным. В случае, когда судовладелец уклоняется от исполнения своих обязанностей или исполняет их ненадлежащим образом, лицо, вступившее с таким судовладелец в правоотношение, вправе воздействовать на имущественные права недобросовестного контрагента, в целях побуждения его к исполнению своих обязанностей в кратчайшие сроки. В настоящее время, законодательство большинства государств мира предоставляет лицам, имеющим право требования к судовладельцу (далее по тексту – заявитель, кредитор), право обратиться в суд с заявлением о принятии предварительных обеспечительных мер в виде ареста судна, принадлежащего обязанному лицу. Указанная мера является эффективной, поскольку ни один судовладелец не заинтересован в простое судна в порту. Он либо исполнит обязательство перед кредитором, либо предоставит встречное обеспечение в размере требований кредитора, в целях скорейшего освобождения судна от ареста. Эффективность данной меры имеет особое значение и с точки зрения возможности разрешения спора по местонахождению судна, что снимает необходимость предъявления требования по местонахождению ответчика, который часто может иметь регистрацию в офшорных юрисдикциях.

Процедура и основания ареста судов регламентированы главой 8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту – АПК РФ), главой XXIII Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации (далее по тексту – КТМ РФ) и Международной конвенцией об унификации некоторых правил, касающихся ареста морских судов (Брюссель, 10.05.1952; Россия присоединилась к указанной Конвенции согласно Федеральному закону № 13 – ФЗ от 06.01.1999 года; далее по тексту – Конвенция). Отметим, что Конвенция и КТМ РФ предусматривают отличные от АПК РФ основания для ареста судна. В частности, при разрешении вопроса о принятии обеспечительных мер, суды руководствуются ч.2 ст. 91 АПК РФ, в соответствии с которой обеспечительные меры должны быть соразмерны заявленному требованию. Критерий соразмерности является камнем преткновения для лиц, обращающихся в суд с заявлением о принятии предварительных обеспечительных мер в виде ареста судна, поскольку зачастую суды отказывают в удовлетворении заявления, мотивируя отказ несоразмерностью испрашиваемой обеспечительной меры тем требованиям, которые заявитель предъявляет судовладельцу.

Критерий соразмерности носит оценочный характер. Применительно к аресту судна суды сопоставляют размер морского требованию со стоимостью судна и затратами на его обслуживание в период вынужденной стоянки в порту, вызванной арестом. Как правило, суды отказывают в принятии обеспечительной меры в виде ареста судна, если размер морского требования не превышает половины его стоимости. Данный подход, выработанный многочисленной судебной практикой, представляется поверхностным, и не отвечающим природе и смыслу правовой конструкции морского ареста.    

Несомненно, размер морского требования может уступать в размере стоимости судна. Однако для кредитора, обратившегося с заявлением о принятии предварительных обеспечительных мер, размер требования может быть существенным, а неисполнение обязательств судовладельцем может ставить под угрозу осуществление кредитором своей деятельности. Фактически, арест судна для такого заявителя является единственной возможностью получить удовлетворение своих требований в досудебном порядке, либо гарантировать их удовлетворение.

Отметим, что ни Конвенция, ни КТМ РФ не предусматривают критерия соразмерности как основания для ареста судна. Кроме того, ч.1 ст. 1 Конвенции и ст. 389 КТМ РФ содержат перечень морских требований, на основании которых возможен арест судна. Наряду с такими требованиями как «причинение ущерба при эксплуатации судна» или «общая аварии», которые явно могут превышать стоимость судна, Конвенция и КТМ РФ к морским требованиям относят требования по заработной плате членов экипажа, требования по лоцманской проводке, требования, связанные с портовыми и канальными сборами, сборами на других судоходных путях, размер которых может быть в десятки раз меньше стоимости судна.

Также следует учитывать, что по смыслу п. 16 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.08.2004 № 81, нормы главы XXIII КТМ РФ имеют в качестве lex specialis приоритет перед нормами главы 8 АПК РФ и применяются с учетом норм главы XXIII КТМ РФ.

В связи с тем, что Конвенция и КТМ РФ не ставят решения вопроса об обоснованности ареста судна в зависимость от соблюдения условий о соразмерности требований, то для принятия предварительных обеспечительных мер достаточно наличия морского требования, поскольку арест судна является особой обеспечительной мерой. Данный довод подтверждается немногочисленной, но все же имеющейся, судебной практикой, в частности, Постановлением ФАС Северо-Кавказского округа от 17.09.2012 по делу N А53-13709/2012, Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.02.2012 по делу N А56-62306/2011.   

Таким образом, при разрешении вопроса о принятии обеспечительной меры в виде ареста судна, судам надлежит применять положения главы 8 АПК РФ, учитывая связь рассматриваемых отношений с Конвенцией и КТМ РФ. В свою очередь, критерий соразмерности не должен учитываться судами в случае принятия специальной обеспечительной меры, которой является арест судна.

В подавляющем большинстве судебных актах суды применяют нормы АПК РФ, не принимая во внимание положения международного договора Российской Федерации, который в силу ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации имеет приоритетное действие над национальным законодательством, и специального закона – КТМ РФ, регулирующего отношения в сфере торгового мореплавания. В связи с этим, при обращении с заявлением о принятии предварительных обеспечительных мер в виде ареста судна заявителю необходимо проанализировать размер морского требования к судовладельцу и решить является ли требование соразмерным испрашиваемой обеспечительной мере.

Если, по мнению заявителя, размер морского требования несоразмерен аресту судна, то заявителю рекомендуется обратить особое внимание на обоснование необходимости принятия такой обеспечительной меры, как арест морского судна, включая вышеприведенную аргументацию.

Дополнительным, факультативным средством повышения шансов на арест судна является внесение заявителем на депозит суда обеспечения своих требований.  Данная норма не императивна, поскольку не является безусловным основанием оставления заявления об обеспечении имущественных интересов без движения в силу пп. 9, 10 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 07.07.2004 N 78 «Обзор практики применения арбитражными судами предварительных обеспечительных мер». Однако внесение встречного обеспечения на депозит суда хотя и не гарантирует, но значительно повышает вероятность удовлетворения заявления о принятии предварительных обеспечительных мер в виде ареста судна, принадлежащего недобросовестному судовладельцу.

Младший партнер, Дремова Стефания Сергеевна

Адвокатское бюро Санкт – Петербурга «Инмарин», 2018

Хотите получить консультацию?