Главная » ИНФОЦЕНТР » Новости » Судовладелец имеет право на компенсацию убытков, причиненных неправомерным арестом его судна
12.05.2016

Судовладелец имеет право на компенсацию убытков, причиненных неправомерным арестом его судна

Арест – один из самых эффективных инструментов обеспечения интересов кредитора в споре с должником в индустрии морского и речного транспорта. Право на арест морского судна, принадлежащего должнику, с учетом определенных процессуальных ограничений, накладываемых национальным законодательством, является, фактически, фундаментальным.

Использование права на задержание и арест судна накладывает на кредитора определенные обязанности по совершению ряда срочных действий. Они заключаются в подаче основного иска к должнику – судовладельцу в компетентный суд (ст. 7 Международной конвенции об унификации некоторых правил, касающихся ареста морских судов 1952 года), а так же, если такая обязанность предусмотрена, во внесении встречного обеспечения за наложения ареста на судно (ст. 94 АПК РФ).

Внесение встречного обеспечения, обязанность которого может быть предусмотрена национальным законодательством, является единственным механизмом по защите судовладельца от потенциальных убытков в некоторых юрисдикциях. При этом международное законодательство, включая Конвенции об аресте морских судов 1952 и 1999 года, вообще не содержит регулирования вопросов возмещения вреда за неправомерный арест судна.

Таким образом, право и порядок компенсации убытков, возникших по причине необоснованного ареста судна, должны определяться национальным законодательством государства, в котором судно арестовано.

В России, на основании ч. 1 ст. 94 АПК РФ, арбитражный суд, допуская обеспечение иска, по ходатайству ответчика может потребовать от обратившегося с заявлением об обеспечении иска лица или предложить ему по собственной инициативе предоставить обеспечение возмещения возможных для ответчика убытков. Однако требование встречного обеспечения является лишь правом, а не обязанностью суда.

Более того, встречное обеспечение, внесенное кредитором – подателем заявления на арест судна, в соответствии с ч. 3 ст. 93 АПК РФ, гарантирует наложение ареста на морское судно, так как в обеспечении иска не может быть отказано, если лицо, ходатайствующее об обеспечении иска, предоставило встречное обеспечение. Таким образом, кредитор, внося не менее половины суммы своего требования в качестве встречного обеспечения, вправе произвести неправомерный арест судна, тем самым причиняя судовладельцу ущерб, существенно превышающий размер исковых требований к нему.

Внесение встречного обеспечения по небольшим суммам морских требований, какими является большинство требований бункеровщиков, агентов, членов экипажа и иных лиц, не заявляющих иски, соразмерные стоимости судна, является неэффективным механизмом защиты ответчиков – судовладельцев в случае, если судно арестовано в обеспечение необоснованного требования.  После вынесения решения в пользу ответчика, он не сможет покрыть свои убытки, причиненные арестом, в полном объеме.

Статья 98 АПК РФ устанавливает, что ответчик и другие лица, чьи права и / или законные интересы нарушены обеспечением иска, после вступления в законную силу судебного акта арбитражного суда об отказе в удовлетворении иска вправе требовать от лица, по заявлению которого были приняты обеспечительные меры, возмещения убытков в порядке и в размере, которые предусмотрены гражданским законодательством, или выплаты компенсации. Данные механизмы защиты, представленные ответчикам, так же несовершенны.

Во-первых, указанные инструменты не могут быть использованы судовладельцем совместно: либо взыскание убытков, либо компенсация. При этом ч. 2 ст. 98 АПК РФ ограничивает размер доступной ответчику компенсации не только усмотрением суда, но и суммой в 1 000 000 рублей. Получение максимального размера компенсации не гарантировано, так как он определяется судом в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

В случае если убытки судовладельца от неправомерного ареста судна значительно превышают сумму компенсации, он вынужден будет осуществлять взыскание в соответствии с положениями ст. 15 ГК РФ и общих положений ГК РФ об ответственности и причинении вреда. В этом случае дело осложняется объективной затруднительностью доказывания убытков и их размера, равно как и причинно-следственной связи между причиненными убытками и действиями истца, осуществившего неправомерный арест.

Необходимо отметить, что полный отказ в иске о возмещении вреда на том основании, что заявитель не может доказать точный размер своих имущественных потерь, нарушает конституционный принцип справедливости и лишает его возможности восстановить свои нарушенные права  (Постановление Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 года N 27). Однако немногие судовладельцы, в том числе, иностранные компании, будут готовы защищать свои интересы в суде по новому делу, включая сопутствующую этому оплату дополнительных судебных расходов по делу.

Основываясь на всем вышеизложенном, Российское право, в отличие от многих иностранных юрисдикций, предоставляет судовладельцам ряд механизмов, которые могут быть использованы ими для защиты своих интересов, нарушенных неправомерным арестов их судов. Подтверждая необходимость сохранения права на арест судна, как базового инструмента по понуждению в удовлетворении морских требований, вопросы регулирования размеров ответственности истцов за неправомерный арест и порядка привлечения их к такой ответственности должны быть дополнительно урегулированы как на уровне международных соглашений, так и в рамках национального морского отраслевого законодательства.

Если Вы или Ваши партнеры столкнулись с ущербом от неправомерного ареста судна или понесли убытки в связи с обеспечением иска, который не был удовлетворен судом, направьте запрос для организации юридической помощи руководителю проектов Адвокатского бюро Санкт-Петербурга «Инмарин» на электронную почту sos@inmarin.ru, либо по телефону +7 (812) 363-13-64.

 

© Адвокатское бюро Санкт-Петербурга «Инмарин»

Хотите получить консультацию?