Главная » ИНФОЦЕНТР » Новости права » Эпохальное событие для формулирования условий морских договоров
26.03.2014

Эпохальное событие для формулирования условий морских договоров

  

14 марта 2014 года было принято Постановление Пленума ВАС РФ «О свободе договора и ее пределах» (далее – Постановление). Финальный текст документа в настоящий момент готовится к опубликованию, последняя версия доступна на сайте ВАС РФ. О последствиях данного Постановления для договоров на морском и водном транспорте рассказывает управляющий партнер Кирилл Маслов.

 

История вопроса

Традиционно считалось, что все нормы морского права, содержащиеся в КТМ и КВВТ касающиеся договоров, в том числе чартеров, договоров морской перевозки, морского страхования следовало рассматривать в качестве императивных, то есть обязательных и не допускающих иного варианта действий для сторон, если в этих нормах прямо не предусмотрена возможность для участников сделки договорится о своей модели поведения («если соглашением сторон не установлено иное»). В результате принцип свободы договора, закрепленный в 424 статье ГК РФ размывался, ведь стороны могли договориться не о чем угодно, а только о том, что прямо допускал для них законодатель. Кроме того, возникало множество сложностей с договорами, которые не поименованы ни в КТМ РФ, ни в КВВТ, однако постоянно встречаются на практике. Например, договор на прием и выдачу груза, судоремонтный договор, меморандум о соглашении, договор купли-продажи судна, договор дистрибюции, демайз-чартер и многие другие договоры, которые участники транспортной индустрии изобретают в ходе ведения деятельности.  Суды применяли к этим договорам исключительно  нормы  известных Гражданскому кодексу договорных конструкций, не учитывая коммерческой  сути и цели условий таких договоров, желания предпринимателей отрегулировать индивидуальные условия ведения собственного бизнеса. В результате, суды не могли полностью защитить договоренности сторон, применяя закон буквально.

 

Новый подход к толкованию

Высший арбитражный суд Российской Федерации в Постановлении от 14 марта 2014 года  «О свободе договора и ее пределах» провозгласил кардинально новые подходы к применению и толкованию норм договорного права, которые, безусловно, затронут и договоры в транспортной сфере. Суть новых  подходов для индустрии морского и речного транспорта можно представить в следующем: 

1. Нормы КТМ и КВВТ РФ, а так же используемые в части не урегулированной названными специальными кодексами нормы ГК РФ (купля-продажа, строительство судов, судоремонт, морские услуги) определяющие права и обязанности сторон договора, являются обязательными для сторон, если только они прямо содержат запрет на установление сторонами договора условий отличных от тех которые предписаны законом. Например, «в норме указано, что такое соглашение ничтожно, запрещено или не допускается, указано на право сторон отступить от содержащегося в норме правила только в ту или иную сторону», прямо говорится в Постановлении. Исключением является случай,  когда соглашение сторон противоречит целям законодательного регулирования конкретного вида договора или существенно ухудшает положение стороны по договору. Так, если ранее в случае поставки судовладельцу некачественного оборудования, последний мог требовать  только соразмерного уменьшения покупной цены, безвозмездного устранения недостатков или возмещения расходов на их устранение, то теперь  стороны могут по своему усмотрению установить иные последствия данного нарушения, по иному определить критерии существенности недостатков или дополнить права, предусмотренные ст. 475 ГК РФ.     

2. Стороны в праве заключить договор, не предусмотренный КТМ и КВВТ РФ,  при этом правила об отдельных видах договоров, если отсутствуют признаки смешанного договора не применяются, за исключение случаев, когда применение норм по аналогии необходимо для целей защиты охраняемых законом интересов слабой стороны, публичных интересов или недопущения нарушения баланса интересов сторон.  В случае принятия закона, регулирующего ранее не урегулированные отношения, в том числе отношения из непоименованных законом договоров, то такие законы распространяют свое действие на уже заключенные договоры только в случае, если в них прямо указано, что они распространяют свое действие на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. То есть, например, если стороны заключили соглашение об организации прямого смешанного сообщения, но в последствии был принят законопроект «О прямых смешанных (комбинированных) перевозках», который установил обязательные для стороны нормы для такого вида соглашений, то такой закон будет применяться к договору между сторонами только если в нем будет прямо предусмотрено, что его положения распространяются на договоры, заключенные до его вступления в силу.

3. Судоходные линии, снабжающие компании и иные организации, использующие в своей деятельности стандартные или общие условия поставки / организации перевозок и т.п., которые применяются к их клиентам в случае согласования заявки или выполнения конклюдентных действий (оплата счета, доставка товара и т.п.)  в праве распространять новые редакции таких стандартных условий к уже заключенным договорам только в случае если это прямо предусмотрено сторонами либо в сами правилах  либо в последующих соглашениях к ним.  При этом, если будет установлено, что при заключении договора с обременительным условием,  проект которого был предложен одной стороной, а другая сторона не могла принять участие в согласовании проекта такого договора (по техническим или организационным причинам),  то есть оказалась наиболее слабой суд в праве изменить или расторгнуть такой договор по требованию пострадавшей стороны.  Оценивая обременительность условий договора суд должен учесть уровень профессионализма сторон в транспортной отрасли, конкуренцию, наличие у присоединившейся стороны реальной возможности вести переговоры или заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях.

4. В случае если стороны злоупотребили своими правами при формулировании условий договора, вытекающих из диспозитивной нормы или императивной нормы суд в праве отказать в судебной защите таких прав, соответственно п.2 ст. 10 ГК РФ. Например, стороны по бербоут-чартеру предусматривают, что право собственности на судно не в момент его окончания, как это предусмотрено ст.  223 КТМ РФ, ст. 624 ГК РФ , а в момент передачи судна в чартер.


5. В случае если из содержания условий договора невозможно установить действительную общую волю сторон, в том числе исходя их текста, предшествующих переговоров, переписки и практики взаимоотношения сторон, толкование условий договора должно осуществляться в пользу той стороны, которая подготовила проект.  Например, если сторонами заключен первый договор купли-продажи судна, но в этом договоре имеются условия предусматривающие ответственность за достижение показателей эффективности эксплуатации судна экипажем, а другая сторона не признает эти условия, ссылаясь на фактическую невозможность несения ответственности за их выполнение и из переписки сторон невозможно установить, что именно они имели в виду, то такой договор следует толковать в пользу той стороны, которая подготовила его проект.
 

Рекомендации

Транспортным организациям и иным компаниям, обеспечивающим деятельность морского или речного транспорта следует при  заключении договоров и согласовании их условий обращать внимание на смысл формулировок и их соответствие нормам законодательства, особенно в случае если в законе не указано прямо ни на диспозитивность, ни на императивность нормы. Признать договор недействительным только на том основании, что он противоречит закону в связи с появлением Постановления станет сложнее, поэтому следует точно оценивать цель и смысл соответствующих норм закона в их взаимосвязи с предлагаемыми договорными условиями.  Не ухудшается ли положение сторон договор настолько, что одна из сторон становится слабой? Насколько обосновано такое нарушение баланса в соотношении с профессионализмом компании, конкуренцией на рынке и условиями заключения договора. Был ли контрагент допущен к формулированию условий договора и не являются ли условия договора одним из случаев злоупотребления правом?

Участники индустрии морского и речного транспорта могут свободно заключать любые договоры не поименованные ГК РФ, однако следует помнить, что использование любой новой неизвестной Российскому правопорядку конструкции может вызвать гораздо больше вопросов в головах судей, нежели уже известные конструкции: экспертизы и дополнительные объяснения – то к чему нужно быть готовыми. Применение непоименованных в Российском праве договорных конструкций должно быть обосновано необходимостью управления коммерческими и юридическими рисками, которые не могут быть отрегулированы стандартными конструкциями, предусмотренными законами. В любом случае риск признания таких договоров недействительными становится существенно меньше.

В случае если  компания в своей деятельности использует договоры присоединения или общие правила к которым присоединяются клиенты,  вступая во взаимодействие с компанией тем или иным образом, то в переписке с клиентам, на сайте и в иных средствах распространения таких форм договора разумно предусмотреть ссылку на возможность контрагента принять участие в формировании условий договора и подтверждением информированности контрагента о такой возможности. Внедрение такого механизма существенно снизит риск расторжения или изменения условий договора по решению суда.

 

Кирилл Маслов

Управляющий партнер

Адвокатского бюро Санкт-Петербурга  «Инмарин»